Афины и Спарта

История Афин – это, прежде всего история становления и победы античной демократии, в то время как Спарту принято считать милитаристским, даже «полицейским», крайне консервативным государством. Какую модель выберет себе государство Израиль?

Сет Францман из Иерусалимского университета предлагает на страницах «Джерузалем пост» поразмышлять о будущем еврейского народа, еврейского государства и земли Израиля. Эти вопросы вызывают неизбежные многочисленные исторические аналогии: старые и новые, еврейские и не только еврейские.В последний год популярным стало противопоставление из древнегреческой истории. Это и неудивительно. Греки первыми выработали классические модели, учили ставить вопросы и рационально, а не от балды, искать ответы на них.

История Древней Греции – неисчерпаемый источник вдохновения во все последующие эпохи. Один из вопросов, который усиленно муссируется в израильской прессе: кого больше напоминает Израиль – Спарту или Афины?

Гади Тауб в «Йедиот ахронот» в 2009 году утверждал, что поселенцы с их обостренной любовью к земле Эрец-Исраэль, морально наследуя Иисусу Навину, ведут к превращению Израиля в вооруженную Спарту, заменившую дух – материализмом.

Политический обозреватель Эйтан Хабер (в прошлом приближенный Менахема Бегина и Ицхака Рабина) из той же «Йедиот» написал в январе этого года, что, строя ограждение вокруг Израиля, «мы все больше превращаемся в современную Спарту. А мы так хотели бы походить на Афины».

Леонард Фейн в «Forward» счел, что, «хотя у Израиля много спартанских качеств, его культура и хай-тек делают его и афинским государством тоже». Один из аргументов, которые приводит Фейн, как ни странно, это факт, что великие произведения греческой словесности были переведены на иврит.

Французский философ Бернар-Анри Леви присоединился к спору в июле, написав, что в Израиле «есть и Афины, и Спарта. Афины – для мира, Спарта – для войны».  Философ отмечает, что Израиль воюет уже 60 лет, но к его чести, к удивлению многих, он все еще не стал Спартой. Это – Афины.

В самом ли деле Израиль пошел по стопам Спарты? И кого считать спартанцами? Поселенцев, живущих в сборных домиках и занятых земледелием? Или киббуцников, которые все еще лелеют миф, будто они производят большую часть с/х продукции, в то время как на деле они живут за счет государственных субсидий? Разве что демография киббуцов не так отличается от Спарты.

Истина состоит в том, что Израиль не выдерживает сравнения ни со Спартой, ни с Афинами, если говорить о провалах, уничтоживших эти города-государства. Кому нужен внутренний раскол афинян, измена генералов и престранное обожание, которое Афины, спрятавшись за высокими стенами, питали к спартанцам?

И кому нужен спартанский образ жизни с презрением к работе и культивированием тела, низким уровнем рождаемости и зависимостью от класса полурабов для поддержания общества?

Сами спартанцы (полноправные жители Спарты) были только воинами. Никто из них не занимался производительным трудом: поля спартанцев возделывали оккупированные илоты. В отличие от обычного для Греции типа рабовладения илоты принадлежали не отдельным спартиатам, а всей общине в целом. Вести торговлю у спартанцев могли только периэки, для спартанцев это занятие было запрещено, как и ремесло. В результате Спарта оставалась земледельческим полисом с замкнутой экономикой, в котором не могли развиться денежные отношения.

Жизнь Спарты требовала единообразия. Единых стандартов в еде, образе жизни, одежде, социальном статусе. Спарта — символ подчинения личности, символ довлеющей системы. Личность выжигалась, начиная с детского возраста, у личности не оставалось шансов. Тотальное ограничение свободы привело к тому, что за пределами войны спартиатам нечем было заняться. У них возник имидж идеальных воинов, лучших в экстремальных ситуациях; оттого самые обыденные, бытовые вещи они стремились сделать экстремальными. Включая приём пищи. Кто служил в армии, знает: это у свободных — обед, а на службе — «приём пищи».

Афины – это плюрализм. Афины — символ свободы. Символ приоритета личности. Символ подлинного народовластия, стихийного, самонаводящегося.

История Афин – это, прежде всего, история становления и победы античной демократии, в то время как Спарту принято считать милитаристским, даже «полицейским», крайне консервативным государством. В закрытой, контролирующей всё и вся Спарте не было Сократов. Как не было и Софоклов, Платонов, Геродотов — ничего подобного. От Афин, открытой системы, на равных (как минимум) противостоявшей закрытой Спарте больше века и проигравшей всего-то раз, осталась россыпь великих имён.

Афины для развития нуждались в мире. Спарта – в войне.

Тем не менее, уроки истории всегда полезны. Афиняне отгородились от врагов стенами, но и они не спасли от внутренних переворотов после военного провала. А спартанцы вложили столько сил в создание образцовой армии только для того, чтобы увидеть ее позорное поражение афинянами (на острове Сфактерия в 425 г.до н.э.), едва обученными военному делу. Не напоминает ли это недавнюю историю с турецкой флотилией?»

Источник: Женевская инициатива

Реклама
Запись опубликована в рубрике Uncategorized с метками , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s